Наши посетители об экспонатах Музея игрушки



На днях на электронную почту Музея игрушки г.Сергиев Посад пришло письмо:

«Здравствуйте! Несколько раз я была в Вашем музее, и одна игрушка – Кот в сапогах – навела меня на мысль написать небольшой рассказ, который и предлагаю Вашему вниманию. Надеюсь, что Вам будет интересно. Спасибо, что сохраняете такой удивительный пласт нашей культуры!
Я пишу сказки и рассказы, последние годы участвовала в литературном конкурсе города Королёв, и мои произведения всегда занимали призовые места.
Желаю сотрудникам музея творческих успехов! С уважением, Ольга.»

Мы приводим этот замечательный рассказ и выражаем огромную благодарность Барниковой Ольге Николаевне (литературный псевдоним Анна Нильсен) за поэтическое отношение к старым игрушкам — экспонатам Художественно-педагогического музея игрушки!


КОТ В САПОГАХ
В залах музея дедушка с внуком рассматривали витрины с игрушками. Чего тут только не было! Машинки, куклы, солдатики, кораблики и ещё много-много всяких сокровищ. У маленького Димы от такого изобилия кругом пошла голова. Конечно, дома у него было много игрушек, но вот на такой лошадке, выглядевшей будто настоящая, с густой, золотистой гривой, он бы не отказался покататься, но, увы – лошадка была надёжно укрыта за стеклом.
— Дедушка, а можно взять отсюда немного игрушек домой – поиграть, а потом вернуть? – мальчик вопросительно взглянул на деда: вдруг разрешит?
Но дедушка, видимо, не догадывался, как необходима внуку златогривая лошадка:
— Дима, ты же знаешь, что это музей игрушки – такое место, где можно только смотреть. Представь себе, если мы что-то возьмём, пусть даже на время, то этих игрушек уже не увидят другие дети и взрослые.
Дед обнял мальчика за плечи и продолжал, глядя на витрину:
— Ну, не расстраивайся. Посмотри, вот заберёшь ты лошадку – и останется пустое место за стеклом, а лошадка здесь очень нужна.
— Разве здесь кто-то катается? – удивлённо спросил Дима.
Дедушка загадочно улыбнулся:
— Может и катается. Когда посетители уйдут домой, тогда и игрушкам раздолье. Хочешь – катайся, хочешь – сказки рассказывай. Здесь ведь, внучек, у каждой игрушки своя история.
Мальчик завороженно смотрел на деда:
— Какие истории? Расскажи, дедушка, расскажи!
— Интересно? Ну тогда слушай.
И дедушка рассказал внуку про Дюймовочку, которую они видели в соседнем зале, и про трубочиста, сидящего на крутой черепичной крыше кукольного домика.
— Дедушка, — сказал мальчик, когда внимательно выслушал о приключениях игрушек, — некоторые сказки я уже знаю. А ещё можешь рассказать? Ты знаешь какую-нибудь историю про войну? Может быть, про оловянных солдатиков расскажешь?
Дед молчал, о чём-то задумавшись, и Дима, немного подождав, стал теребить его за рукав:
— Ну, что же ты, дедушка? Расскажешь?
— Хорошо, — дед взглянул на внука, — надеюсь, что ты поймёшь: парень ты смышлёный. Только это будет уже не сказка про солдатиков, а самая настоящая история про Великую Отечественную войну.
— Ух ты! – Димкины глаза заблестели, — здорово! Пойму, пойму – я не малыш! – и мальчик незаметно от деда привстал на цыпочки.
— Тогда пойдём в следующий зал, я покажу тебе одну игрушку, — сказал дед.
Когда они подошли к стеклянному шкафу, то Димка, к своему разочарованию, не увидел тут ни машинок, ни самолётиков — словом, ничего, что могло бы рассказать о войне. А дедушка вдруг показал на плюшевого Кота в сапогах, который горделиво подбоченившись, стоял на верхней полке, и заявил, что это самый отважный игрушечный кот, который прошёл войну.
Дедушка с внуком уселись на скамеечку, стоящую рядом с витриной, и Димка услышал удивительный рассказ про Кота в сапогах.

Давным-давно в одном большом, красивом селе, затерянном среди полей и лесов, жил мальчик Миша. Все говорили, что он ещё маленький, но Миша считал себя большим: ему уже было четыре года, а значит, скоро и пять исполнится. Хотя Миша и любил играть во дворе с соседскими мальчишками, но больше всего он любил, когда отец брал его с собой в колхозный гараж. Какие там большие машины — загляденье! Мишиного отца звали Пётр, и был он классным шофёром и мастером на все руки.
А той весной Мишин отец даже в Москву ездил, на выставку, и там ему награду вручили. Вернулся Пётр радостный, с подарками: для Миши привёз он Кота в сапогах. Очень понравился Мише подарок! Белый кот был одет, как важный господин: синий плюшевый плащ с белым воротничком, синяя шляпа, красные сапоги, красный камзол и синие штаны. А глаза-то какие зелёные! Самые настоящие — кошачьи! Миша хотел назвать его Васькой, — так звали котёнка у соседки, бабы Дуни — но папа сказал, что это не простой кот, а кот-рыцарь, ну такой, который всем помогает и всех из беды выручает, поэтому негоже звать его Васькой, несолидно как-то. Мальчик задумался, а отец предложил: «Может быть, Василий? Хорошее, царское имя». Миша с радостью согласился — точно, пусть будет Василием!
И стал кот Василий особой Мишиной гордостью. Ребятишки, с которыми Миша дружил, просили кота подержать и поиграть немного. Миша не жадничал, игрушкой всегда делился и рассказывал, какие приключения были у Василия раньше, до приезда в село – мама ему сказку недавно прочитала. Кое-что Миша и сам выдумывал, и кот Василий у него всегда был бесстрашным героем. Мальчишки от удивления только рты раскрывали, слушая Мишу, который мог целый день про Кота в сапогах рассказывать.
Но недолго продолжалась эта тихая, мирная жизнь – началась война. Большое горе обрушилось на страну, на все города, большие и малые, на сёла и на деревни. Из родного Мишиного села многие ушли на фронт защищать Родину. Пришла повестка из военкомата и Петру.
Мама на кухне пекла хлеб и тихо плакала, собирая в путь мужа, а Мишка с серьёзным лицом сидел на диване в комнате и, хмуря лоб, мучительно думал, чтобы такое сделать, чтобы война побыстрее закончилась, но на ум ничего не шло. Хоть бы кто подсказал! А может быть, Василий выручит?! Конечно, он папу в беде не оставит! И Миша, обрадовавшись, спрыгнул с дивана, быстро схватил кота, который с безмятежным видом сидел на лавке у окна, и поцеловал его в розовый носик. Потом подошёл к папиному вещмешку и затолкал свой драгоценный груз на самое дно. Всё, теперь порядок – папа с надёжной охраной! И Миша даже немного развеселился.
Пётр про кота узнал, когда был уже далеко от дома, и сразу всё понял. Выбросить игрушку рука не поднималась, вот так и очутился кот Василий на войне. Пётр, как и в мирное время, был на фронте шофёром. На разных машинах доводилось ездить, в разных боях участвовать, но в кабине всегда находилось местечко для кота. Его белый мех загрязнился, от осколка была разорвана шляпа, но это придавало особый, боевой вид Коту в сапогах и какую-то геройскую бесшабашность.
Особенно тяжело было нашим воинам под Ленинградом, когда единственной ниточкой, связывавшей блокадный город со страной, была «дорога жизни» через Ладожское озеро. Пётр участвовал в зимней операции и перевозил разные грузы на «полуторке». Опасно было ездить по льду! В основном, ездили в ночные часы, с открытыми дверцами, чтобы в случае опасности быстро покинуть машину. Бывало, что машины застревали в торосах, попадали под обстрел вражеской артиллерии и авиации, проваливались под лёд.
Однажды Пётр перевозил детей из осаждённого Ленинграда. Для таких рейсов положены были автобусы, но их катастрофически не хватало, вот и пришлось ребятишкам в кузове мёрзнуть. Пётр старался ехать не очень быстро, иначе совершенно можно было замёрзнуть на ветру, но и медленно тоже не годится: время идёт, а сил уже нет. Но всё-таки благополучно добрались до восточного берега, где их ждали воспитатели, и Пётр стал помогать ребятишкам выбираться из кузова. Подхватил на руки малышку — меньше Мишки, подумалось ему, — а девчонка, закутанная в шаль до самых глаз, еле слышно что-то шепчет и плачет. «Мама, мама», — наконец-то разобрал он. «Найдется мама, милая, не плачь! Куда денется? От нас не скроешься!» — пытался шутить Пётр, но девочка продолжала плакать.
Много горя, ужаса и смерти успел увидеть Пётр за годы войны и думал, что сердце его окончательно ожесточилось. Но при виде этой маленькой девочки, зовущей маму, самого родного ей на всей земле человека, среди безжалостного хаоса человеческого безумия, он понял, что нельзя просто так, словно это очередной эпизод его военной жизни, перешагнуть и идти дальше. А что он мог сделать сейчас? Утешить, хоть немного утешить! Пётр поставил девочку на землю и кинулся в кабину машины.
«На, держи, — Пётр принёс Кота в сапогах, — не плачь. Кот Василий поможет маму найти!»
Девочка нерешительно взяла кота, посмотрела заплаканными глазами на Петра и вдруг улыбнулась. «Давно бы так!» — Пётр тоже заулыбался. А к ним уже спешили воспитатели. Девочка на прощанье обернулась – кота она крепко прижимала к себе.
Много ещё пришлось колесить Петру по фронтовым дорогам. Несколько раз он был ранен, но снова возвращался в строй, а победу встретил в Польше.
Не описать, какая же была радость, когда вернулся Пётр домой, в родное село! Мишка уже знал, что отец едет домой, и несколько дней бегал за околицу его встречать, но Пётр вернулся ночью, когда сын спал. Мама опять плакала, теперь уже от радости – живой! На другой день Мишка не отходил от отца ни на шаг, и весь светился от счастья. Когда улеглись первые страсти, Пётр рассказал сыну, как вместе с ним воевал и кот Василий. И хотя Миша стал почти взрослым парнем, но поверил, что Кот в сапогах отправился вместе с девочкой искать её маму. Жаль, что пришлось расстаться с таким надёжным товарищем детства, но дело-то у девчонки важное! И мальчик был уверен, что кот, как всегда, поможет — мама девочки обязательно найдётся!
А жизнь не стояла на месте: страна возрождалась после войны – работы для всех было очень много. И вот незаметно, в трудах и заботах, промелькнуло более пятнадцати мирных лет…
Миша после окончания института работал в Москве на большом заводе, и его, несмотря на молодость, уважительно называли на работе Михаил Петрович. Отца к этому времени уже не стало – видимо, сказались ранения, и Мишина мама переехала жить к сыну с невесткой. Миша радовался спокойной семейной жизни, и теперь не очень-то охотно, — не то, что раньше – отправлялся в командировки. Но работа есть работа, и ему приходилось ездить в разные города.
Однажды летом довелось ему быть в Ленинграде. И вот в день отъезда, завершив свои производственные дела, Миша неспешно прогуливался по улицам города: до отправления ночного московского поезда было ещё много времени. Погода стояла чудесная, и хотелось просто так, без всякой цели, идти по этому прекрасному городу и смотреть, смотреть…
«Удивительный город! – думал Миша, — Непобедимый! Пережить такое страшное время, выжить и расцвести!» С такими мыслями Миша подошёл к Банковскому мосту через канал Грибоедова и остановился, рассматривая крылатых львов. Фонари над их головами были уже восстановлены, придавая
целостность всей архитектурной группе и довольный вид самим мифическим львам. Но недолго пришлось Мише любоваться львами – он оказался в центре небольшого происшествия. А было вот что.
С другой стороны канала по мосту шла девушка со связкой книг, и почти дойдя до Миши, уронила свою ношу – верёвка оборвалась. Девушка вскрикнула от неожиданности и стала поспешно собирать книги, а Миша бросился ей помогать.
— Спасибо вам большое, — девушка, сдувая непослушную чёлку со лба, пыталась снова увязать книги, да бечёвки теперь не хватало: несколько книг придётся нести в руках. — Набрала вот целую гору в библиотеке, а донести не смогла!
Миша и Галя — так звали девушку — разговорились. Галя училась на последнем курсе института и шла из библиотеки домой. «Здесь недалеко, — она кивнула в сторону ближайшего двора, — да вот оказия произошла». Миша предложил помочь ей донести книги до дома, и Галя согласилась. По дороге они говорили о Ленинграде и о его возрождении. Вскоре они вошли в прохладный, тенистый двор: их взору открылся старинный дом с гулким парадным. Лестница с выщербленными ступенями и чугунными перилами серпантином уходила вверх. Миша подумал, что, наверное, в таких вот домах жили герои Достоевского. Поднялись на второй этаж. Стоя в тёмном коридоре большой квартиры и держа книги, Миша ждал, когда Галя откроет ключом дверь своей комнаты. Дверь распахнулась, и Галя пропустила Мишу вперёд. Но едва лишь Михаил сделал шаг в комнату, как вдруг замер, словно чем-то поражённый. Галя не могла понять, что произошло, что так удивило Мишу? Комната как комната, аккуратно прибрана: у двери — платяной шкаф, в середине — круглый стол с тяжёлой скатертью, ваза с пионами, у окна — этажерки с книгами. Книги, правда, не только на полках, но и на диване разбросаны. «Где читала, там и бросила, не убрала», — запоздало укорила себя Галя. Ну, конечно, Миша на диван прямо так и смотрит!
Действительно, Миша смотрел на диван, но не разбросанные книги привлекли его внимание, а сидевший в уголке — кто бы вы думали? — Кот в сапогах. Да, это был его друг детства кот Василий! Выглядел он так же геройски, как и прежде, даже годы его не состарили: мех был вычищен, шляпа аккуратно заштопана, а вместо белого воротничка красовался синий бант. Кот тоже смотрел на Мишу зелёными глазами, и было видно, что сразу узнал его.
Потом был чай с пряниками и воспоминания. Миша рассказал об отце, о том, как запрятал игрушку в его мешок, как ждал отца с фронта… Галя плакала и вспоминала свою маму — нашлась ведь тогда, правда! — но теперь уже второй год, как её нет. До самого вечера продолжался разговор, и когда Миша заторопился на вокзал, Галя отдала ему кота Василия на память об отце, о войне, о всех живущих и погибших.

— Вот и вся история про нашего Кота в сапогах, — дедушка снова задумался.
Димка притих, а потом спросил:
— А войны больше не было?
— Нет, Дима, не было. И пусть этот кот-рыцарь будет напоминать всем, как важен мир, как важно, чтобы не плакали дети. Ну, пойдём, что ли? Бабушка нас, наверное, к обеду заждалась.
Дедушка с внуком вышли из музея и по дорожке, усыпанной гравием, направились к главным воротам. Навстречу им шла сотрудница музея Татьяна Валентиновна. Дедушка с ней поздоровался, Дима тоже поздоровался, но заметив, как на цветок шиповника, растущего у ограды, опустилась большая, яркая бабочка, сразу побежал туда.
— Давно вас не было видно. Сегодня с внуком пришли? — сказала Татьяна Валентиновна.
— Да. Растёт парень, нужно и историю знать, вот с игрушек и начинаем.
— Мы всегда рады вас видеть, Михаил Петрович! В субботу у нас кукольный спектакль — приходите!
Михаил Петрович поблагодарил за приглашение и пошёл к мальчику, который заинтересованно рассматривал красивую бабочку, нежную и хрупкую, как сама жизнь.

Уважаемые посетители, если вас вдохновит на творчество какая-либо наша игрушка — мы всегда будем рады опубликовать ваше произведение на своих страницах в интернете.
Наша эл.почта — muzey.igrushki@inbox.ru